moshekam: (я)

О своей немоте по поводу происходящего


О чем я думаю?
О своей немоте по поводу происходящего.

Потому что все давно сказано, и каждый день только добавляет пункты будущего обвинения, ничего не меняя по существу. Бить тревогу можно было, когда убивали Щекочихина, сажали Ходорковского, пытались отравить Политковскую в дни Беслана…

Сегодня это — устоявшийся режим с отработанными методами уничтожения противников. В России у власти — убийцы. Без каких бы то ни было метафор. Мотивы их преступлений — на поверхности, безнаказанность (до поры) полная, и все, кроме дебилов, все понимают. И эта наша молчаливая телячья готовность, по пословице, срать где привяжут, — абсолютный приговор.

Впрочем, про это тоже все давно сказано.

moshekam: (я)

Фото профиля Виктора ШендеровичаА фейсбук все спрашивает, о чем я думаю...
А думаю я о том, что если россияне не пришли в сознание после расследования Навального по Чайке и панамской истории, через мозг их не проймет уже ничего. Ну, вот теперь Медведев, - и что? Никто особо и не удивлен, - разве что Тимакову многие еще считали, по инерции, приличным человеком, а теперь качают головой...
Все открытия последних дней относятся, заметим, именно к реалиям нашего журналистского цеха (если коллаборационизм "Коммерсанта" и "МК" еще нуждался в примерах), а номенклатурные виноградники - по понятиям, в этом-то и есть настоящая безнадега.
Увы, желание что-то поменять придет к массам только через болевые ощущения. И способ перемен тоже будет болевым, к сожалению. Потому что если номенклатурные виноградники никак не регулируются законом, однажды их начинает регулировать коллективный салават юлаев. Причем маятник прилетит, по преимуществу, не к фигурантам расследований Навального - до яхты Сечина классовый гнев не дотянется, как не дотянется он ни до Тосканы, ни до кантонов, где обитают дети Гепрокурора (все эти перцы в критическую минуту попрощаются с нами по-английски), - гнев выплеснется на очередных "немцев" и "лекарей" (см. историю пугаческого бунта).
Очень бы хотелось ошибиться, но история все-таки тоже наука, и в ней есть некоторые закономерности...
Как именно будет выглядеть та банановая кожура, на которой навернется эта государственная бесстыжесть, и когда это случится, - можно только гадать (оптимистов прошу заглянуть в год рождения Мугабе). Но беспрецедентно все это, замечу, именно по части бесстыжести. Руководящая шпана даже не собирается ничего опровергать! Просто лыбятся и, где могут, перекрывают кислород. Совсем простенько у нас стало...
Они презирают подведомственный народ - и согласитесь, имеют все основания для этого чувства.

moshekam: (я)

В то время как американцы производят айфоны и айпады, немцы — автомобили, а итальянцы специализируются на одежде и обуви, россияне производят нравственность. Поскольку руки у россиян, по генетической традиции, растут из жопы, а голова, в результате отрицательной селекции, называемой «особый путь развития», набита по преимуществу ботвой, этот промысел остается в настоящее время почти единственным. Нравственность россияне производят ртом, особенно специализируясь на обсуждении т.н. «безнравственности». Шумное всенародное обсуждение чужой безнравственности помогает россиянам заглушить болевые ощущение от рабского ярма, натирающего им шею, и отвлечься от зрелища рук, продолжающих все это время расти из жопы…
(Из энциклопедии)

Оригинал

moshekam: (я)
Виктор ШендеровичВиктор Шендеровичписатель, журналист

Так вот, по поводу девушки, которую «ужинают и танцуют».
Во-первых, господин Песков, я вам не девушка, во-вторых, ужинаю я за свои деньги, как Райкин, Звягинцев, все остальные. Это наши деньги. Налогоплательщиков. А вы все приперлись за наш стол и жрете. А нам кидаете объедки с нашего стола — и еще за эти объедки заставляете целовать вам руки.
Нет никаких ваших денег, господин Песков. Вот где-то там есть — Звягинцев написал — продайте дачу и наймите артистов как граф Шереметев, и пусть они вам играют то, что вы захотите. Райкин вам ничего не должен; он должен мне. И свою работу передо мной, зрителем, он исполняет отменно. Десятилетия напролет. А ваше дело — не мешать великому артисту Райкину, великому кинорежиссеру (ну, не великому, неважно, — замечательному, большому) Звягинцеву снимать фильмы, музыкантам играть, писателям писать. Ваше дело — не мешать. Мы даже готовы вам за это немножко платить, немножко. Я готов бы поменьше, просто чтобы тихо сидели, не мешали.
А они почему-то решают… они абсолютно путают свою шерсть с государственной, по товарищу Саахову, если ты помнишь диалог из «Кавказской пленницы». Они абсолютно убеждены, что это все — их. Они попали к закромам. Звать их никто, они по-русски разговаривать не умеют. Тут цитировали этого несчастного Аристархова, и так далее. И Райкин должен спрашивать у него, должен с ними дружить. Мы все должны с ними дружить, чтобы они разрешили Константину (хотел оговориться — Аркадию… Аркадий тоже, у него там свои были…) Константину Райкину, Звягинцеву реализовывать свой божий дар! Дальше — взгляд с другой стороны. Чего вдруг сейчас? Какая ехидная реакция со стороны публики! Тут же ему припомнили поддержку Путина. «Райкин плазу». Братцы мои, можно, конечно, всех отсчитывать от Новодворской. И предъявлять претензии актеру Райкину, что он не Новодворская. Но если отсчитывать от Новодворской, нам всем надо выпить яду. От стыда. Таких больше нет. Он актер. Для того чтобы играть… Театр это такая вещь, она не существует вне социума, вне государства. Сцена и так далее. Он вынужден с любым режимом сотрудничать для того, чтобы выходить на сцену! Донатас Банионис рассказывал мне, что он дебютировал при Гитлере. В своем Паневежисе. Ну, так получилось. Вот он в кружок театральный пошел, а тут Гитлер. И он начинал при Гитлере играть. Вопрос на засыпку: имеет ли право Донатас Банионис критиковать гитлеровский режим.
полностью здесь
moshekam: (я)

Иногда перед человеком встает выбор, в котором заведомо нет идеального решения.
Это я снова - про 18 сентября и дилемму о походе/непоходе в этот день на избирательный участок.

Должен признать, что продолжаю думать на сей счет - и что доводыМихаил Гельфанд и Борис Вишневский заставили меня изменить позицию по этому вопросу.

Как минимум, я вынужден присмотреться к мысли Гельфанда о том, что я переоцениваю значение темы легитимности для самого Путина и его режима. Может быть, этот поезд для них (и главное, для большинства избирателей) уже ушел, а значит, на первый план выходят вопросы тактики. И что десяток приличных людей на Охотном ряду сегодня - важнее оценки этого охотнорядского уродства в целом.
И что бойкотировать выборы сил у нас сегодня нет, а провести в думу Гудкова и Зубова - можно попробовать.

Действительно, "Диссернет" - и нескольких других (питерских, например) сюжетов последнего времени - демонстрирует небесполезность даже одного приличного человека (как точки опоры) во власти. И действительно (я и сам говорил об этом не так давно в "Особом мнении") - иногда история использует для реальных перемен декоративные и малолегитимные инструменты; так было и на Девятнадцатой партконференции, и на советских съездах народных депутатов...

Еще раз: тут нет "чистого" - правильного или неправильного - решения; голосование и за "Яблоко", и за Парнас (по разным причинам) - занятие, разумеется, абсолютно неромантическое. И надо очень многое выкинуть из головы, чтобы сделать это.

Но не исключено, что сделать стоит.

moshekam: (я)

Видимо, стоит еще раз уточнить свою позицию по выборам.

Я не пойду голосовать не потому что мне противен N. из Яблока или M. из Парнаса, а потому, что по-прежнему считаю, что предрешенные результаты этих "выборов" больше послужат укреплению (легитимизации) власти, чем ее расшатыванию в результате того, что на Охотном ряду появится несколько приличных людей.

Несколько приличных людей не смогут остановить "бешеный принтер", а Путин и Ко, подпитанные новой легитимностью (взамен фактически утерянной в 2011 году), устроят нам уже в октябре новый сеанс ада. А вся энергия сопротивления выплеснется к тому времени в предвыборной кампании...
Поэтому, при всей симпатии к Шлосбергу, Гудкову, Зубову, Вишневскому Кара-Мурзе, Галяминой и еще нескольким людям из "Парнаса" и "Яблока", - я просто не могу призывать к участию в этом сценарии.

И (еще раз, по следам провокативного вопроса Оли Журавлевой на Эхе) - я абсолютно не считаю себя нравственнее тех, кто пойдет голосовать.
Это просто другой анализ позиции на доске.

moshekam: (я)

ПРИВЫЧНЫЙ ЗАПАХ

Виктор Шендерович
То, что страна, со всей очевидностью, в дерьме, — это плохо. Всего лишь плохо.

Ужасно — другое.

Ужасно, что нас перестал раздражать этот запах.

Вот в чем настоящая безнадега: привыкли. Полтора десятилетия, чай. И даже на шоковое пробуждение надежды почти нет: кажется, мы проскочили эту развилку в районе Беслана.

После стрельбы из танков по собственным детям, которую россияне пережили, не вынув палец из носа, — что еще может привести нас в чувство? Отмена выборов? Приговоры, присылаемые из администрации? Яхты чиновников? Связь Генпрокурора с цапками? Убийца во главе субъекта федерации? Панамский общак президента?

Не смешите. Это уже быт.

Поздно пить боржоми.

Все гораздо хуже, чем при позднем совке.

Read more... )

moshekam: (я)
Блог Игоря Яковенко
То, что происходило 28.06.2016 в программе Hard days night на телеканале «Дождь», достойно показа на факультетах журналистики в качестве иллюстрации того, что есть журналистика, а что ею не является. Можно еще использовать эту передачу на факультетах социологии при рассмотрении темы о поколенческом анализе, когда надо показать, что случается с поколением в результате утечки мозгов. Можно использовать как пособие по логике, в смысле разбора логических ошибок. Одним словом, очень полезная получилась передача.
В программе Антона Желнова был Виктор Шендерович. В выведении его на чистую воду кроме автора и ведущего программы участвовали: Екатерина Винокурова, Сергей Ерженков, Анна Немзер и Владимир Роменский.
Разговор зашел о той травле и провокациях, которым систематически подвергается Шендерович.

Винокурова: Конечно же, мы ругаем нашу пропаганду, но проблема в том, что вы, к сожалению, периодически даете поводы… На лекции, которую вы читали в Лондоне, вы говорили о денацификации постгитлеровской Германии, о том, как немцев перед раздачей гуманитарной еды  водили в кинотеатр, где показывали материалы по преступлениям Освенцима, и дальше сказали следующее: «Наша проблема в том, что нас победить-то некому, нас некому привести в этот кинотеатр. А плёночка наша поболее, чем немецкая, нам некому показать наши плёночки, нас некому заставить».
Шендерович: У вас есть возражение по сути того, что я сказал?
Винокурова: Вы понимаете, что подобные высказывания очень удобны для нашей пропаганды, потому что они дают только лишний повод обвинить российскую оппозицию в том, что мы «пятая колонна», которая желает военного поражения стране. И что вы сами фактически подбрасываете на этот вентилятор какие-то высказывания.
Шендерович: Катя, про вентилятор ничего не знаю. Возразите по сути сказанного.
Винокурова (с выражением оскорбленного патриотизма на лице): Я, например, не желаю никогда своей стране военного поражения. Я не хочу, чтобы нас победили.
Шендерович (удивленно): Я тоже не желаю своей стране поражения.
Роменский: Вы только что заявили, что за последнее время качество людей в России стало хуже.
Шендерович: Разумеется, стало хуже.
Роменский: Вы помогаете тем самым власти, которая показывает на вас пальцем и говорит, что оппозиционеры не любят народ и страну.
Шендерович: С каждым уехавшим образованным, свободным человеком ухудшается качество населения. Паскаль говорил, что если из Франции уедут 300 человек, Франция станет страной идиотов. Ухудшилось ли качество советского народа, когда уехали Растропович, Аксенов, Барышников, Бродский? Сильно, заметно ухудшилось! По нарастающей идет эмиграция свободных успешных людей. Остается молодежь с пуговичными глазами, которая уже ничего, кроме Путина, не видела.
Желнов (оскорбленно сверкая пуговичными глазами): Виктор, не сильное ли это все-таки для вас, как для писателя, обобщение – молодежь со стеклянными глазами? Вот мы, например, никуда не уехали.
Неловкая пауза.
Шендерович (задумчиво глядя на Желнова и остальных "дождевиков"): Да… молодежь.. (ищет слово).. разная…
В разговор вступает Анна Немзер и обвиняет Шендеровича в том, что он сам не проводит журналистские расследования, а только комментирует то, что накопали другие.
Шендерович: Есть много журналистских расследований. Вам непременно надо, чтобы какой-то факт выкопал персонально я? Это как-то влияет на мои выводы?
Желнов (убежденно): На качество, конечно, влияет. Это звучит поверхностно. Чувствуется непроработка материала.
Шендерович: Вам знакомы понятия «формат» и «жанр»?
Желнов: Я не вижу (у вас) аргументации.
Шендерович: Я не расследователь. Тот жанр, которым я занимаюсь, называется публицистика. «Былое и думы» читали? Как там с доказательной базой? А Дорошевич? Вы требуете доказательной базы внутри фельетона?
Винокурова (видно, что вопрос о том, читала ли она «Былое и думы», ее серьезно задел): Вы спрашиваете нас, читали ли мы «Былое и думы», Зощенко, слушаем ли мы Жванецкого. Но, например, тот же самый Жванецкий, по стилистике, он уже не современен. И ваш стиль уже где-то out of time. Винокурова цитирует Шендеровича, где он говорит, что человека нельзя заставить вымыться, и выносит приговор: Это неинтеллектуально, честно говоря.
Шендерович: Я прекрасно понимаю, какую ярость вызывают мои тексты, и я готов вызывать эту ярость.
Роменский (радостно – поймал на слове): Да вы провокатор!
Шендерович: Да, публицистика и сатира должны быть провокативны.
Желнов: Тогда вы должны уважать своего коллегу Дмитрия Киселева: он тоже провоцирует.
Шендерович (ошарашен таким сравнением): Не обижайте меня. Киселев не провоцирует, а лжет. Он тысячи раз пойман на лжи.
Желнов: Про историю с НТВ. Я не знаю, насколько вы всерьез себе приписываете статус человека, который повлиял на развал НТВ, я имею в виду программу «Итоги», историю с крошкой Цахес, вот этот миф.
Шендерович: Так что все-таки: миф или я себе приписываю?
Желнов: я много раз слышал, как этот миф тиражировался, и вы его не опровергали.
Шендерович рассказывает о том, как во время встречи руководства НТВ с главой кремлевской администрации были сформулированы 3 пункта капитуляции НТВ: прекращение журналистских расследований о коррупции в Кремле, изменение информационной политики по освещению чеченской войны и исчезновение из программы «Куклы» Первого лица (с заглавной буквы).
Желнов: Вам приятно осознавать важность свою такую на этом фоне.
Шендерович довольно терпеливо объясняет, что для него важность представляет качество его текстов и мнение о них его референтной группы, все остальное интересует мало.
Немзер: Вот Навальный занимается созиданием (!?), а у вас общая модальность деятельности разрушительно-нигилистическая.
Шендерович цитирует Фазиля Искандера: «Сатира – это оскорбленная любовь» и объясняет, что его сатира – это любовь к Родине, которая проявляется в острой нелюбви к администрации, которая эту Родину гробит.
Роменский (радостно): То есть вы не только провокатор, но и нигилист!
Шендерович (немного устало): Нигилист – человек, который отрицает существование добра, а я занимаюсь проповедованием таблицы умножение и правил гигиены.
В «Постскриптуме» к передаче Шендерович сказал, что ему было любопытно подойти к зеркалу, к которому он еще не подходил.
Виктор Шендерович человек вежливый и глубоко интеллигентный. К тому же он еще и корпоративный человек. Поэтому, когда он пообщался с теми, кого почему-то считает коллегами, то не счел возможным сказать все, что о них думает. К тому же «Дождь» обычно называют в первой тройке тех, кого считают отдушинами в бетонной стене российской пропаганды. Так и говорят: вот есть отдушины – «Новая газета», «Эхо» и «Дождь».
Про «Эхо» писалось много, в том числе и мной. Есть повод поговорить про «Дождь». Конечно, никакой черной краски. Она неуместна. Отлично, что «Дождь» есть. С его прямыми трансляциями. С присутствием в эфире тех, про кого без «Дождя» кто-то никогда бы не узнал, а кто-то забыл. Спасибо.
Но! Вот тут надо тщательно подбирать слова, чтобы не обидеть. Потому, что первое, что приходит в голову после просмотра этой передачи – их всех покусала Леся Рябцева. Пробралась в студию, залезла под стол и цапнула по очереди каждого ведущего.
Поскольку это весьма слабая гипотеза, придется рассмотреть иные.
Шендерович и «дождевики» - это люди с кардинально разными представлениями не только о профессии. Это само собой. У них принципиально разные культурные основы и разные взгляды на устройство жизни. И это совершенно нельзя сводить к оппозициям: «умный-глупый» и «талантливый-бездарь».
Шендерович, конечно, очень талантливый человек. Но не в этом причина того, что у них не получился разговор. Некоторые из «дождевиков» тоже весьма одаренные люди. Та же Анна Немзер пишет просто замечательно.
Причина в том, что Шендерович и «дождевики» принадлежат к разным поколениям. У них поколенческий разрыв. Отцы и дети. Шендеровичу – под 60, «дождевикам» - под 30 или немного «за».
Социализация Шендеровича и его формирование как журналиста и писателя проходили в плотной профессиональной и интеллектуальной среде. Дерьма и халтуры хватало и в прошлые времена. Но, несмотря на то, что утечка мозгов и талантов была всегда, но в 70-е, 80-е и 90-е еще не все уехали. И еще оставалась и взыскательная аудитория и та самая референтная группа коллег, слова которых: «знаешь, старик, тут ты написал что-то… ну, короче, ты больше так не делай, ладно?», - были страшнее увольнения, а похвала дороже гонорара.
«Дождевики», как и новые «эховцы» - это дети «нулевых», они, действительно, кроме Путина ничего не видели и вершиной профессии многие считают попадание в кремлевский пул.  Они выросли и сформировались в крайне разреженной профессиональной атмосфере. В крохотных островках того, что когда-то называлось российской журналистикой.
На фоне Киселева, Толстого и Караулова они, действительно,  светочи и кумиры. Но только на фоне этих, с федеральных каналов. А они решили, что они просто кумиры и светочи. Без всяких «на фоне».

Этим неплохим и, наверное, способным ребятам никто не объяснил и не показал, что такое журналистика. Не научил культуре мысли. И поэтому у них логические ошибки в каждом фрагменте интервью. Им не объяснили, что бывают жанры в журналистике, и поэтому они пристают к сатирику и публицисту с требованиями, чтобы он занимался расследованиями. Не видят промежуточных форм общения с собеседником между дифирамбом и троллингом. Им никто не сказал, что им надо учиться слову у Гоголя и Чехова, а юмору не только у Урганта (Екатерина Винокурова все пыталась намекнуть Шендеровичу – вот, мол это современный юмор, не то, что у вас с Жванецким), а и у Зощенко с Жванецким, у того же Шендеровича. Они, эти славные «дождевики», напоминают  тех юных кубофутуристов, которые требовали «бросить Пушкина, Толстого и Достоевского с парохода современности». У некоторых это само проходит с возрастом, некоторым надо объяснять.
Морали в конце колонки не будет. Что с этим делать – понятия не имею. Наверное, жить и ждать. И приближать конец нынешнего сумрака. Когда цензура спадет и таких «Дождей» будет сотня, возникнет конкуренция и славные «дождевики» вынуждены будут либо учиться профессии, либо уйти из нее. Причем, не по вине режима, а в силу профессионального отбора. И тот и другой вариант будет на пользу делу.
moshekam: (я)

"Оттепели не будет. Будет только Путин"


Виктор ШендеровичО российской политической жизни Радио Свобода рассказал писатель и журналист Виктор Шендерович:


– Не так давно Россия наконец освободила Надежду Савченко, сразу заговорили о возможности снятия санкций с России, хотя это вряд ли произойдет в ближайшее время. "Ведомости" сегодня пишут о том, что Алексей Кудрин на экономическим форуме уговаривал Путина "снизить геополитическую напряженность". Означает ли это, что режим Путина будет смягчаться, наладятся отношения с Западом? Можно ли говорить о какой-то очередной "оттепели"?
– Илья Эренбург использовал это слово в 60-х годах XX века, но придумал его еще Федор Иванович Тютчев в XIX веке. Так вот оттепель, что в XIX веке, что в XX, что в XXI, начинается с того, что тирана выносят вперед ногами. Николая ли Павловича, Иосифа ли Виссарионовича – выносят вперед ногами. И только после этого начинаются реальные реформы. Когда страна приходит в себя после какого-то серьезного поражения. И после смерти тирана, который привел страну к этому поражению, общество приходит к массовому ощущению невозможности жить так, как раньше. Только тогда случается оттепель. Все, что случается до этого, не оттепель. Таких оттепелей у Сталина было штук пять. Очень радовались, помню, приходу Берии – это тоже была "оттепель". Тираны регулярно устраивают перетряску кадров, регулярно казнят зарвавшихся и так далее. Это все пройденные пути. Я хочу напомнить, что в прошлый раз крики об оттепели звучали, когда освободили Ходорковского и Pussy Riot. Это было в начале 2014 года. Никакой оттепели при Путине не будет. При Путине будет Путин и больше ничего.
– Ну, а как насчет снижения геополитической напряженности?
– В этом он заинтересован сам. Потому что с экономикой хреново. Он потерпел сокрушительное поражение в той авантюрной войне, которую начал в 2014 году. Экономика России деградирует. Страна выброшена вон из всех серьезных международных структур и стоит на пороге довольно неприятных экономических потрясений. Санкции – это нож у его горла. И, конечно, вся его политика сегодня – это попытка отменить санкции. Все, что он делает, – это направлено на отмену санкций. Но думаю, что при Путине этого уже не случится.
– Вернет он Крым Украине, как вы думаете?
– Нет, Крым он вернуть не может. Он – нет. Как только его не станет, этот вопрос снова вернется на повестку дня, потому что это будет цена возвращения России в международное легитимное поле.
moshekam: (я)
Фото Limmud FSU West Coast."Мы не можем бросить этих людей и дела из-за того что нас облили зеленкой", - сказал правозащитник Игорь Каляпин, после нападения на него в Грозном.
Это я пишу в продолжение старой либеральной дискуссии о русском народе, якобы заведомо крепостном и непригодном для демократии. Эта старая песня очень радует слух наших батыев из списка Форбс. Которые по такому поводу чувствуют себя чуть ли наследниками великого дела русской консервации. А это ведь совсем не то, что чувствовать себя банальными ворами и серийными убийцами: совсем другое самоощущение мы им дарим...

Так вот, о русском народе: Игорь Каляпин вам - кто? Рюрик?
Двести таких как он в элите страны, - и общественные нормы начнут сдвигаться, уверяю вас. И сдвинутся очень заметно, даже в рамках одного поколения...
Так что - перестаем спекулировать на традициях и национальном вопросе, ладно? Просто постараемся сдвигать нормы общественного поведения.
Делать это можно только собой.
Вот как Игорь Каляпин, например.
moshekam: (я)

Виктор ШендеровичЛовлю себя на том, что рад назначению бывшего путинского охранника на руководящий пост в Тульской области.
Потому что это очередная пощечина правилам приличия, очередной плевок в лицо людям, очередной сигнал о степени деградации. И в этом смысле уже, почти по Мао, чем хуже, тем лучше. И спасибо, что в этот раз - без крови.
Раньше лопнет этот гнойник - больше сэкономим исторического времени.
Еще хорошо было бы, конечно, чтобы Путин снял штаны и испражнился на парламент; назначил вице-премьером Глазьева, отменил законы Ньютона, зафиксировал курс доллара, спи@дил в прямом эфире шапку Мономаха... Чтобы неадекватность этого перца стала очевидно нестерпимой не только для интеллектуалов.
Чтобы проняло наконец население.
Ничего хорошего (как минимум, за ближайшим поворотом истории) нас не ждет, но все, что служит ускорению исторического процесса, России сегодня во благо.
ЭТО уже, согласитесь, не лечится; вручную авгиевы конюшни не расчистить, - ждем, когда могучая матушка-Клио поменяет русло реки.
Поэтому - да здравствует запах!

moshekam: (я)

Виктор ШендеровичНо и шендеровичи еще толком из лесу не вышли, так что я бы не торопился с выводами, Саша...

Рыклин Александр

Народ, чтобы вы знали, в курсе...
Вчера на автомойке среди ожидающих клиентов возник спор. Выясняли, кто сегодня опасней для России - чеченцы или шендеровичи? Сошлись во мнении, что опасней, конечно, шендеровичи. И, вот, когда обсуждение уже фактически закончилось, мужик лет сорока, который, как и я, в разговоре не участвовал, а сидел в углу комнаты и пил кофе из автомата, неожиданно произнес: "Это вы чеченцев не видели"...


moshekam: (я)
От Белковского, признаться, не ожидал такой х**ни про Каспарова. Жаль...
Я, конечно, полностью солидарен с Каспаровым - только антипутинская прозападная диктатура или, лучше, западное внешнее управление, могут вывести Россию из той глубокой задницы, куда её завели нынешние жулики и бандиты.


Виктор Шендерович·

Какая, однако, прелесть. Две звезды либеральной публицистики - бывший сурковский активист и провокатор, по чьему доносу был посажен МБХ, - в жанре парного конферанса мочат Гарри Каспарова.
Один предупреждает об опасности, которую таит для России фигура Каспарова, другой "успокаивает" его и почтенную публику тем, что чемпион мира - банальный распильщик бабла.
Когда все тут лопнет с гноем и кровью, именно они - бывший сурковский активист и подловатый провокатор - займутся массовым просвещением народного сознания, в острой конкуренции с Минкиным и Доренко, я полагаю. Но не исключено, что выяснится, что самый большой вклад в падение путинского режима внес Владимир Соловьев, многие годы противостоявший цензуре...

moshekam: (я)

А боги кто?

В. Шендеровича, заявившего в скандальной передаче, что Путин не бог, Басманный суд приговорил к десяти ударам молнией. Вместе с тем, требование прокурора о том, чтобы к осужденному ежедневно прилетал Чайка и клевал печень, было отклонено.

Шендерович прикованный

moshekam: (я)
Виктор Анатольевич очень смелый человек.
Успевайте его послушать.



moshekam: (я)
7 ДЕКАБРЯ 2015 Г. ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

ТАСС

Первые восемь или девять раз (простите, сбился с счета) я в подобных случаях писал заявления в полицию и прокуратуру: угрозы, вторжение в личную жизнь, оскорбления, снова оскорбления, снова угрозы... Но даже в годы убогой медведевской полуоттепели моими заявлениями торжественно подтирались в ведомствах гг. Чайки и Колокольцева — что ж переводить бумагу теперь, в разгар официального путинского безумия?

Так что никуда я нового заявления писать не буду, а просто расскажу вам свежий случай, по застарелой привычке вести репортаж из собственной жизни...

Итак. Время действия — 5 декабря 2015 года, около восьми вечера; место действия — Петербург, бар «Абердин» на Литейном.

На выходе из туалета путь мне преградил здоровенный детина, весом за центнер.

Представившись патриотом России, детина припер меня к двери, схватил за рукав — и очень вежливо осведомился, нравится ли мне тут, в России, жить и не страшно ли мне ходить по улицам.

Эти вопросы давно заслуживали внимания, но я не был расположен давать интервью незнакомым людям, в прижатом состоянии, у двери туалета. Я потребовал у детины убрать от меня руки, да и тело, собственно. Но тело продолжало меня припирать. Я вырвался; детина сильно толкнул меня в спину — и, не скрою, получил в ответ с разворота ногой.

Read more... )

Profile

moshekam: (Default)
moshekam

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
910111213 1415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 05:50 pm
Powered by Dreamwidth Studios